Пока нет оценок
Загрузка...

Район Эшампле в Барселоне

За Placa de Catalunya начинается район Эшампле, идеальная, геометрически правильная планировка которого разительно отличается от Старого города. В середине XIX века городским властям Барселоны стало очевидно, что в старых районах катастрофически не хватает места для всех желающих жить и работать там. Было принято решение строить новые жилые кварталы на месте окружавших Барселону небольших деревень (их имена сохранились в названиях улиц; например, Passeig de Gracia проложен на месте села Грасия (Gracia); план расширения города разработал архитектор Серд-и-Суньера).

План Серда был реализован не полностью: например, отсутствуют предусмотренные в каждом квартале внутренние дворики. Постарайтесь найти немного времени для неспешной прогулки по улицам Эшампле; даже рядовые дома этого района привлекают своими деталями – решетками на балконах, орнаментами на стенах, фонарями, дверными ручками. Обратите внимание на необычную и очень удачную планировку перекрёстков: угловые дома имеют скошенные углы, поэтому пространство площади значительно увеличивается.

Главная магистраль Эшампле – Passeig de Gracia (Пассеч-де-Гра­сия), которая поднимается от Placa de Catalunya к Avinguda Diagonal. Бульвар производит необычайно цельное впечатление – большинство сооружений на нём появилось в начале XX века, и до наших дней сохранились даже прекрасные изогнутые скамьи с металлическими фонарями. Обратите особенное внимание на дом Паскуаль-и-Понс (Passeig de Gracia), дом Рокамора (Passeig de Gracia) и дом Марфа (Passeig de Gracia).

Достопримечательности Эшампле

Самый знаменитый квартал бульвара, расположенный в 10 минутах ходьбы по нечётной стороне от Placa de Catalunya, называется Мансана-де-ла-Дискордия (Маnzana de la Discordia, точный перевод с испанского «яблоко раздора») или «квартал дисгармонии». Здесь расположены шедевры эпохи модерна, вошедшие во все архитектурные энциклопедии. Заказывали эти постройки богатейшие люди Барселоны, поскольку в 1910-х годах Passeig de Gracia стала одной из самых престижных улиц города.

Название района возникло в начале XX века, когда рядом друг с другом были построены несколько зданий, воплощающих противоположные направления архитектурного модерна: дом Морера, дом Аматльер и дом Бальо. Дом Лео Морера (Passeig de Gracia, 35) на углу с Carrer del Consell de Cent построен в 1902-1906 годах архитектором Доменек-и-Монтанером. Фасад его украшен орнаментом, скульптурными изображениями, резными колоннами. Внутреннее оформление дома не менее удивительно, однако он закрыт для посещения; можно лишь заглянуть в дорогой магазин на первом этаже.

Неоготический, псевдо фламандский дом Аматльер (Passeig de Gracia) построил другой знаменитый каталонский архитектор-модернист  Пуч-и-Када – младший современник Доменек-и-Монтанера и Гауди, он не только строил дома, но и был известным государственным деятелем, мэром Барселоны и президентом первого (после 1714 года) самостоятельного каталонского правительства. Построенный им дом подражал фламандским дворцам; стены его от фундамента до крыши покрыты разнообразными украшениями. Обратите внимание на затейливые фонари на балконе, резьбу на эркере и скульптурные группы возле дверей, изображающие святого Георгия с драконом, цыгана с танцующим медведем, животных.

Увидеть интерьер дома Аматльер, ныне принадлежащего Институту испанского искусства. Рядом с ним в 1904-1906 годах Гауди построил дом текстильного промышленника Бальо-и-Касановас (Passeig de Gratia). Узкий пятнистый фасад из разноцветных изразцов имеет типичные для построек Гауди скругленные формы, а выпуклые решетки балконов с отверстиями в форме глаз похожи на маски. Чешуйчатая крыша и необычной формы труба дома символизируют дракона тьмы, наколотого на крест святого Георгия (Сан Жорди), покровителя Барселоны; колонны, поддерживающие балкон, напоминают кости жертв этого дракона. Все эти мистические символы отсылают к каталонской средневековой истории, которой очень увлекался архитектор.

В следующем квартале по той же стороне Passeig de Gratia находится Фонд Антонио Таниеса (Fundacio Antonio Tapies, Carrer d’Arago). В 1879 году архитектор Доменек-и-Монтанер построил здание для издательства. Венчает сооружение проволочная скульптура современного скульптора Тапиеса. Это первый дом в Барселоне, при сооружении которого применялись внутренние металлические конструкции. На углу с Carrer de Provenca (улица Провенса) стоит главная достопримечательность бульвара – дом Мила (Casa Mila, Passeig de Gratia). Эта постройка Антонио Гауди больше напоминает скульптурное произведение, чем произведение архитектуры.

Шестиэтажный дом похож на огромную скалу, его оконные и дверные проёмы напоминают гроты, балконные кованые решетки выполнены в виде фантастических растений. Дом часто называют Ла-Педрера, то есть Каменоломня. Гауди возвел его в 1906-1910 годах для богатейшей семьи Мила; здесь располагались жилые помещения хозяев, контора, а часть квартир сдавалась внаем. Сейчас, помимо банка Calxa de Catalunya, выделившего средства на реставрацию здания, в доме находится музей Гауди.

В одной из квартир устроен своеобразный музей быта эпохи модерна; обратите внимание, что здесь нет прямых линий! Можно также подняться на фантастическую крышу, где гигантские разноцветные выступы дымоходов напоминают средневековых рыцарей. Именно на этой крыше проходили съемки знаменитого фильма Антониони «Профессия: репортер». Дом построен на месте храма Девы Марии XI века, и поэтому весь его облик пронизан религиозными мотивами. Венчать здание должна была колоссальная фигура Мадонны (12 метров) с ангелами – всё здание дома Мила воспринимаюсь бы тогда как её грандиозный постамент.

Однако Мадонна так и не была установлена из-за антицерковных беспорядков трагической недели 1909 года, когда толпа громила и жгла церкви и монастыри. Религиозная символика присутствует во всех постройках Гауди; «безмолвная волна синей горы» (так назвал дом Мила английский искусствовед  Рескин) должна была запечатлеть душу Каталонии и напоминать монастырь Монсеррат. Однако следует помнить, что Гауди намеревался несколько смягчить впечатление суровой мощи от этого дома – жильцы должны были украсить свои балконы стелющимися и свисающими цветами, кактусами, пальмами, тем самым дополнив архитектуру и скульптуру живой растительностью.

Важнейшую роль в возведении дома Мила сыграл постоянный помощник Гауди Жужоль, который проектировал кованые решётки балконов здания. Ещё одно интересное сооружение эпохи модерна находится в соседнем квартале – это дворец Баро-де-Куалрос (Palau del Ваго de Quadros). Неподалёку от него (Avingu da Diagonal) стоит ещё одно здание этого архитектора – Каса-де-лес-Пуншес (Casa de les Punxes). Второе название – Каса-Террадес («дом с пиками», или «дом с иголками»). Свое название дом получил из-за шести острых башен по углам, увенчанных шпилями-пиками.

Храм Саграда-Фамилия в Барселоне

Passeig de Gracia и прилегающие к нему улицы застроены жилыми домами эпохи модерна; но никак нельзя миновать крупнейшее религиозное сооружение того времени – знаменитый храм Саграда-Фамилия (Sagrada Familia, собор Святого Семейства). Этот храм – главный символ Барселоны; увидев его, барселонский епископ назвал архитектора Гауди «Данте нашего времени». Строительство здания начат в 1882 году архитектором  Вильяр, но уже через год его сменил  Гауди.

Храм возводился исключительно на частные пожертвования, и поскольку их постоянно не хватаю, сооружение его растянулось на много лет и не закончено до нашего времени. Он был задуман как символ искупления грехов всей Барселоны и потому стоял в центре одного из беднейших рабочих районов. Осуществлению грандиозного проекта архитектор посвятил всю жизнь, но не завершил его; Гауди был настолько поглощен работой, что перенес сюда свою мастерскую; в крипте собора покоится его прах.

Это удивительное и сюрреалистическое творение должно было стать Библией в камне, гигантской картиной всей истории христианства. Гауди мечтал создать «собор XX века», синтез всего архитектурного знания и системы христианских символов. Кроме того, собор должен был стать воплощением католичества – и неслучайно для многих протестантов он остаётся примером безудержной расточительности и роскоши римской церкви.

Создавая скульптурные изображения, Гауди пытался точно передать духовную и физическую реальность и для этого использовал не только изобразительные средства (хотя и тут он был предельно точен – он фотографировал скелеты, снимал гипсовые маски со спящих кур и осла, а во время работы над сценой избиения младенцев принес в свою мастерскую десятки трупов мертворожденных детей), но и звук (весь собор спроектирован как грандиозный орган, и внутри слышен ветер, проходящий сквозь отверстия в башнях), и цвет (храм необычайно многоцветен – обратите внимание на завершения башен).

Архитектор планировал создать фасады, символизирующие собой рождение, смерть и воскресение Христа, с 18 башнями – каждая олицетворяла одного из апостолов, евангелистов. Деву Марию и Хри­ста (последняя должна была возвышаться на 170 метрах). В плане собор представляет собой пятинефную базилику с апсидой и крытой галереей для прогулок. Гауди успел построить только крипту, часть апсиды и восточный фасад.

Восточный фасад, который называют «трактатом о чистом стремлении», посвящён теме Рождества Иисуса Христа и разделён на три части-портала, воплощающие Веру, Надежду и Милосердие. Центральную часть венчает гигантское рождественское дерево, под «сенью» которого расположена сцена прославления Богоматери – её окружают апостолы Варнава, Симон, Фаддей и Матфей. В боковых порталах изображены сцены рождения Иисуса, которые перемежаются небольшими и символическими фигурами людей, апостолов и животных.

После смерти Гауди в 1926 году работа по строительству собора продолжались десять лет, до начала Гражданской войны в Испании. Во время войны сгорела мастерская Гауди с его записями и чертежами. В 1952 году строительство возобновилось, что вызвало множество споров. С 1954 по 1976 год строился западный фасад Страстей Христовых  и 4 башни. Сейчас открыта для посетителей завершенная часть собора и небольшой музей, где выставлены макеты и рисунки Гауди. Продолжается работа над третьим, самым большим фасадом Славы. Архитектор Бонет, руководитель работ в Саграда-Фамилия, убеждён, что апсида будет закончена полностью в 2015-2020 годах.

Avinguda de Gaudi, названная в честь самого знаменитого барселонского архитектора, соединяет храм Саграда-Фамилия с еще одним памятником эпохи модерна – больницей Санта-Креу и Сан-Пау (Hospital de la Santa Creu i de Sant Pau, метро Hospital de Sant Pau). В 1902 году архитектор Доменек-и-Монтанер начал проектировать комплекс новой городской больницы: вместо обычных больничных палат он построил несколько десятков небольших стилизованных мавританских павильонов.

Здания нарядно украшены керамическими плитками, скульптурой, мозаикой, окружены деревьями и цветочными клумбами. Все служебные помещения и проходы между павильонами находятся под землёй. Закончил строительство в 1930 году сын архитектора. После того как больничный комплекс был включен Юнеско в список всемирного культурного наследия, вход на территорию больницы открыт для всех.

Парк Гуэль в Барселоне

Прекрасным завершением «дня барселонского модерна» станет прогулка по парку Гуэль (Раrc Guell, метро Lesseps), созданному по проекту Гауди. Летом 1899 года Эусебио Гуэль, приобрел ферму на западной окраине Барселоны, на склоне горы Пилада (Лысая гора). Купив и соседние участки земли, Гуэль задумал реализовать необычайный социальный эксперимент. Он мечтал создать частный парк площадью около 15 гектаров, разбить его на несколько десятков участков и сдавать построенные на них здания в аренду богатым людям, желавшим комфортной, красивой и спокойной жизни.

Парк планировалось окружить высокой стеной. Гауди должен был стать автором почти 60 зданий, причем он собирался возвести их в истинно каталонском духе. Однако затея Гуэля не увенчалась успехом – арендаторы появились всего у двух участков; возможно, их отпугивали многочисленные ограничения: было категорически запрещено использовать постройки в парке под магазины, кафе, санатории: договор предписывал «ни при каких обстоятельствах не заниматься любого рода производством, торговлей или ремеслом».

Работы продолжались с 1910 по 1914 год, а в 1922 году, уже после смерти Гуэля, парк решили открыть для публики. Даже планировка парка свидетельствует о том, что Гауди ненавидел прямые линии – все дорожки в нем извилисты. Парк напоминает театральную декорацию: его внешние стены украшены керамическими табличками с названием парка и предупреждениями об обособленности парка от внешнего мира. Павильоны у ворот, выходящих на улицу d’Olot, словно переносят посетителя в сказочную страну – их крыши напоминают грибы.

У главного входа, напротив павильонов, начинается лестница, украшенная фонтаном и керамическим изображением дракона: лестница приведёт на небольшую площадку, так называемый Зал ста колонн, где, по мысли Гауди, должен был располагаться небольшой рынок. Этот зал – вариация на тему античности, своды его поддерживают 84 колонны дорического ордера. Поднявшись по боковым лестницам, вы окажетесь над залом, на его крыше – на площади Gran Placa Circular, откуда открывается панорама всего парка.

По периметру крыши рынка тянется необычайная изогнутая скамья, а за её краем устроены желоба для стока дождевой воды. С крыши вода попадала вниз, в те самые колонны – внутри они были полые, и этой же водой питались фонтаны у входа в парк. Керамическая скамья в парке Гуэля, сооружение которой началось в 1909 году, – одно из самых радостных произведений Гауди и его помощника Жужоля. Яркий узор скамьи вовсе не случаен – это своеобразная гигантская головоломка, состоящая из магических формул, чисел, букв, рисунков.

Тут можно обнаружить изображения бутылок и раковин, рук, протягивающих крест, животных цветов. Основные цвета скамьи – зелёный, синий и жёлтый – символизируют Веру, Надежду и Любовь, которые сливаются в «божественную белизну». На их фоне появляются красный цвет страсти, черный цвет скорби и пурпурный цвет покаяния. На южном крае скамьи вырезано слово Maria – оно перевернуто вверх ногами, чтобы его удобно было читать с небес. Далее – VIA, крёстный путь в россыпи звёзд тернового венца.

Другие слова, вырезанные на скамье, обозначают благочестивые возгласы, которые звучат во время религиозных процессий. Так Гауди и Жужоль пытались зарядить религиозной энергией скамью, истинное назначение которой, по мнению её создателей, – «звучать голосом истинной веры, не запятнанной самосознанием и ухищрениями». Сами того не осознавая, те, кто сидел на этой скамье, должны были проникаться верой.

Скамья – один из первых в Испании примеров использования бетона, и, по воспоминаниям современников, архитектор велел рабочим снять с себя всю одежду и сесть как можно удобнее на слой раствора, чтобы, пока материал не застыл, получить идеальную форму сидений. Почти все сооружения в парке Гауди украсил яркой мозаикой из мелких керамических осколков. Этот метод Гауди изобрёл сам и назвал его «тренкардис».

По одной легенде, архитектор собирал осколки на барселонских улицах и помойках; по другой – для достижения нужного цветового эффекта он разбивал драгоценные сервизы. Поднявшись от скамьи направо, можно пройти к Дому-музею Гауди (Casa-Museu de Gaudi), где архитектор жил с 1906 по 1926 год со своей племянницей. Занимаясь организацией паркового пространства, Гауди старался максимально сохранить все, созданное природой – поэтому в парке можно полюбоваться на настоящие пещеры, необычные тонкие колонны, напоминающие деревья, и фантастические цветы.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*