Пока нет оценок
Загрузка Загрузка...

Оазис Сива в Египте

Изолированный сотнями километров пустыни оазис Сива оставался практически независимым от Египта до конца девятнадцатого века, сохраняя уникальную культуру. И всё же, вопреки (или благодаря) его изоляции, он привлекал врагов с далёкой древности. Легендарная армия Камбиза направлялась сюда, когда исчезла во время песчаной бури. Александр Великий совершил путешествие в оазис, чтобы посоветоваться со знаменитым Оракулом Амона.

Арабские рассказы о Сантариях (как был известен оазис) были очень распространены в девятнадцатом веке. В современные времена Сива принимала королей и президентов, антропологов и генералов. Туризм реально начался только в середине 1980-х годов. Но в последние годы набрал силу, по мере того как Сива становилась любимым местом независимых путешественников и групп в поисках приключений.

Гора Шали во время заката (оазис Сива) в Египте

Оазис предлагает всё, чего вы можете захотеть от прелестей пустыни: густые пальмовые рощи вокруг источников свежей воды и солёных озёр, суровые массивы и огромные дюны. Также впечатляющи и руины Шали и Агхурми, построенные из кирпича из необожжённой глины, похожие на лабиринты города, которые некогда защищали сиванцев от набегов из пустыни. Вокруг оазиса разбросаны разрушенные храмы, которые говорят о славе и процветании Сивы в греко-римские времена. Некоторые считают, что могила Александра Великого находится именно здесь.

Посетителей очаровывает также и сиванская культура и то, как она реагирует на внешние влияния: телевидение, образование и туризм. В настоящее время только пожилые женщины носят традиционные костюмы, серебряные украшения и набор косичек. Более молодые жёны и незамужние женщины одеваются почти так же, как и их сверстницы в Долине Нила. Но сиванцы всё ещё соблюдают собственные праздники и брачные обычаи и между собой они говорят на сиси, берберском языке. Хотя изменения и происходят, сиванцы знают свою идентичность и намерены сохранить её.

Краткая история оазиса Сива в Египте

Кроме того факта, что во времена палеолита здесь жили охотники и собиратели, об оазисе Сива мало известно до времён XXVI династии (524-404 годы до нашей эры), когда слава о его Оракуле распространилась по всему средиземноморскому миру. Население Сивы, видимо, подвергалось нападениями агрессивных пустынных племён, поэтому их первым поселением был укреплённый акрополь. Классические тексты сообщают нам только его имя Агхурми и положение как основной остановки караванов между Киренаикой и Суданом.

Сиванцы были родственниками берберов Алжира, Туниса и Марокко, и их язык является вариантом берберских языков, поэтому их сообщество изначально могло быть матриархальным. Их более поздняя история детально описана в «Сиванском манускрипте» (его местонахождение является строго охраняемой тайной), компиляция столетней давности устных историй. Они рассказывают, как правители Сивы рассматривали отравление источников мумиями, чтобы противостоять мусульманскому завоеванию (точная дата неизвестна), и как набеги бедуинов и берберов уменьшили к XII веку население Агхурми всего до двухсот человек.

  • Сообщества Шали и Сивы

Примерно около 1203 года семь семей покинули Агхурми, чтобы основать новое поселение, названное Шали (Город). Эти люди всё ещё почитаются как «сорок предков», и эти первые семьи были, наверное, наиболее активными из уцелевших сиванцев. Позже в оазисе поселились выходцы из Ливии, что привело к длительному различию между «западниками» и изначальными, более многочисленными «восточниками». Историческая вражда между ними началась после того, как они поспорили о маршруте дороги, которую каждый из них хотел построить через солёное озеро Биркет Сива.

Тем не менее, оба сосуществовали в одном городе, построенном из харсиф: пропитанной солью глины, которая высыхала и становилась твёрдой, как цемент, но таяла во время дождей. К счастью, сильные дожди бывали здесь только раз в пятьдесят лет или около того. Опасаясь набегов, агвад (старейшины) Шали запрещали семьям жить вне стен, поэтому по мере роста населения город мог расширяться только вверх. Домовладельцы Сивы с каждым новым поколением добавляли ещё один этаж, а агвад регулировали ширину аллей на уровне ширины одного осла, чтобы обеспечить какой-либо свет и воздух в лабиринте.

Мечеть в деревне Агурми (Aghurmi)

Холостяки Сивы в возрасте между двадцатью и сорока годами были обязаны спать в пещерах вне города, охраняя поля, откуда и произошло их название «носящие дубины». Известные своей любовью к пальмовому ликёру, песням и танцам, эти заггалах шокировали посторонних открытой нетрадиционной ориентацией. Однополые браки были запрещены королём Фуадом в 1928 году, но тайно продолжались до конца 1940-х годов. Сегодня сиванцы утверждают, что в оазисе больше нет нетрадиционных отношений, а вместо пальмового ликёра теперь употребляется арак, который делают из фиников.

Другой особенностью Шали была традиция ожесточённой кровной вражды между западниками и восточниками, в которой должны были участвовать все здоровые мужчины. Первоначально это были ритуалы, во время которых параллельные линии бойцов обменивались ударами между восходом и закатом, а их женщины бросали камни в трусов и криками подбадривали сражающихся.

Но вражда стала гораздо более смертоносной с появлением огнестрельного оружия, приводя к боям «по самым ничтожным поводам» (даже сейчас сиванцы знают, от какого клана они происходят, и городской совет расположен на середине дороги между двумя районами). Всё же они немедленно объединялись против внешних врагов – племён бедуинов, сборщиков налогов времён хедивов или европейских исследователей.

  • Власть Египта и британцев

Посетители восемнадцатого и девятнадцатого веков постоянно ощущали на себе ксенофобию жителей Сивы. «Когда я покидал своё жильё, в меня тут же начинали бросать камни и обрушивали град оскорблений», – писал Браун в 1762 году. Переодевшись мусульманином, Фредерик Хорнеманн разыскивал древности. За ним погнались в пустыню, где «рёв трёх сотен ослов провозгласил прибытие сиванской армии». Он спасся только благодаря тому, что его ассистент декламировал стихи из Корана. Фредерику Кайо разрешили посетить сады и руины в 1819 году, но город оставался закрытым для чужестранцев до тех пор, пока шестьсот солдат, посланных Мухаммедом Али, не заставили оазис признать в 1820 году власть Египта.

Хотя впоследствии сиванцы несколько раз восставали против управляющего и не платили налоги (которые должны были выплачиваться по определённым датам) в последующие шестьдесят лет, оазис начал меняться. Когда племена пустыни были усмирены, а Шали стал небезопасен из-за сильных дождей, агвад разрешили семьям селиться за стенами. С 1850-х годов великий проповедник-реформист Мухаммед ибн Али аль-Сенусси обратился из оазиса Джагхуб непосредственно через границу к народам пустыни.

Сива – место его первого завия – поддержал сопротивление сенусси в их борьбе с итальянским завоеванием Ливии (1912-1930 годы), пока не стало ясно, что их «освободители» – сенусси не восстановят независимость Сивы. Поэтому в 1917 году британские войска были «радостно встречены сиванцами, которые объявили о своей лояльности, как они это всегда делали при приходе нового победоносного захватчика» (Фахри). Англо-египетский контроль над Сивой поддерживался пограничным корпусом на верблюдах и патрулями на лёгких автомобилях.

После визита в оазис короля Фарука в 1928 году сюда были направлены советники по сельскому хозяйству, ортодоксальный имам и организована школа. Когда по мере наступления итальянцев в Северной Африке в 1942 году британцы отступали, сиванцы с таким же смирением восприняли оккупацию войсками оси. В отличие от Роммеля, который произвёл приятное впечатление во время своего краткого визита, король Фарук, посещая оазис в 1945 году, напугал сиванцев тем, что носил шорты и спрашивал «практикуют ли они всё ещё определённый порок».

Песчаные дюны на юге оазиса Сива

Современный оазис Сива в Египте

Как ни парадоксально это звучит, главной проблемой Сивы является избыток свежей воды, которая выливается из источников и стекает в солёные озёра, увеличивая их объём и солёность. Как это описал Багнольд: «воздух жаркий и трудный для дыхания, имеет характерный для оазиса запах, слегка сладкий слегка подгоревшей разросшейся травы, погибающей из-за возрастающей солёности».

Пахучие, заселённые москитами пруды по всему городу подтверждают, что уровень грунтовых вод лежит всего в двадцати сантиметрах под землёй. Проекты мелиорации пытались справиться с этой проблемой с 1907 года, но созданные дренажные бассейны в оазисе на отметке 18 метров ниже уровня моря оказались крайне дорогостоящими. Иностранные инженеры в настоящее время устанавливают систему труб, но уровень грунтовых вод всё поднимается.

По молчаливому соглашению здесь расположены египетские военные базы, и сиванцы приветствовали улучшение здравоохранения, образования и связи. Две больницы (одна для женщин и детей) обслуживают пациентов, которым когда-то приходилось ездить в Мерса Матрух. Более тридцати сиванцев закончили университет и возвратились жить в оазис.

Дорога до Матрух (завершённая в 1984 году) способствовала экспорту фиников и оливок, а также развитию туризма в оазис. В результате в 1990-х годах местная экономика процветала за счёт новых фабрик по производству оливкового масла, минеральной воды и ковров. Совсем недавно около 500 сиванских женщин стали заниматься традиционной сиванской вышивкой по заказу итальянского дома моды, зарабатывая в два раза больше средней зарплаты сельскохозяйственного рабочего в Сиве. Незамужние накопили столько денег, что они смогли стать очень разборчивыми в выборе мужа.

Тем временем стремление жителей Сивы жить в домах из шлакобетонных блоков с ванными, а не в традиционных пыльных домах из глиняного кирпича тревожит консерваторов. Под давлением Мунир Нематалла из Ecolodge и ассоциации друзей Сивы губернатор Мерса Матрух запретил строительство новых домов, но после публичных протестов постановил, что они могут продолжить их строить, если экстерьер будет облицован глиной в традиционном стиле оазиса. В настоящее время единственными зданиями, которые соответствуют этому, являются банк и полицейский участок, которые выглядят как в спагетти-вестерне.

Солёное озеро оазиса Сива

Посещение оазиса Сива в Египте

Лучшее время для визита – весна или осень, когда сиванцы проводят праздники и дни приятно тёплые. Зимой в безветренные дни здесь также приятно, но ночью и во время ветров холодно. Начиная с мая повышение температуры удерживает людей дома от 1:00 до 19:00, а ночью очень душно и нет спасения от комаров. Даже в периоды мягкого климата вам будет хотеться устроить полуденную сиесту или искупаться.

Сива хорошо известна своим консерватизмом в отношении одежды и поведения. Туристический офис просит, чтобы посетители воздерживались от публичного выражения взаимоотношений и употребления алкоголя и чтобы женщины прикрывали руки и ноги, особенно при купании в бассейнах. Женщинам лучше также не ходить в местах с малым количеством людей. Местные жители обычно более сдержанны, чем египтяне, и приглашения домой здесь происходят реже.

Помимо официального запрета на фотографирование военных объектов (включая аэропорт и обложенные мешками с песком укрытия в самых неожиданных местах) посетители должны уважать сиванские представления об этом. Как правило, местные женщины – запрещённый объект, в то время как сиванские мужчины, особенно молодые, не имеют ничего против того, чтобы их снимали (но всегда сначала спросите разрешения). Чтобы снять жизнь улиц и обеспечить достаточную ясность изображения, делайте снимки до 9:00 или за час до захода. Когда солнце поднимается высоко, люди остаются в помещении, а солнечный свет изменяет цвета и текстуру фотографий.

  • Как добраться до оазиса Сива (автомобильные дороги)

Если вы не записались на сафари, которое может попадать в Сиву через впадину Катара, есть только две возможности. Одна – по дороге из оазиса Бахария, другая – из Александрии или Мерса Матрух – этот маршрут предпочитает большинство посетителей. Ежедневно от Сиди Габер в Александрии до Сивы отправляются три автобуса (8:30, 11:00 и 14:00; 9 часов; 27 фунтов), которые ненадолго останавливаются у Мухаррем Бей и подсаживают пассажиров в Мерса Матрух, через три-четыре часа. Матрух – пункт отправления дополнительного автобуса (12 фунтов), который отбывает в 7:30.

Вы можете также сесть на маршрутное такси или миниван от Матруха до Сивы, стоимость 12 фунтов с человека или 150-200 фунтов за аренду всего автомобиля. 300-километровая поездка от Матруха до Сивы занимает четыре часа на автомобиле или автобусе. Дорога на Сиву отходит от шоссе в 20 километрах от Матруха возле контрольного пункта. Слева на 50 километров в пустыню тянутся минные поля, которые помечены треугольными знаками. Около 100 километров дальше расположен крошечный дом отдыха, известный как Бир Нус (Колодец на половине дороги), где продаются чай, суп и безалкогольные напитки.

До девятнадцатого века здесь проходил только верблюжий путь (восемь дней от Матруха) через плоскую пустыню, при этом немногие ориентиры могли быть закрыты облаками пыли или песчаными бурями. Острые края известняка и пустоты под пушистой поверхностью этой шабак (чистой) пустоши также делали эту дорогу опасной для ранних путешественников на моторизованных средствах передвижения, которые следовали по линии телеграфных столбов. Сегодня монотонный пейзаж с армейскими лагерями продолжается до последних 40 километров, когда группы скал предшествуют появлению оазиса.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*