Рейтинг: 5,00 (Голос: 1)
Загрузка Загрузка...

Поселение Амарна в Египте

Тель-эль-Амарна или просто Амарна – это довольно известное современному человеку название места, где фараон Эхнатон и царица Нефертити основали город, посвящённый новому божеству, учение о котором последующие правители отвергли как еретическое. Во время их непродолжительного правления египетское искусство отказалось от своей традиционной приверженности к сюжетам, связанным со смертью и загробной жизнью, в пользу красоты и радости этого мира; кровавая захватническая политика уступила место экономному пацифизму; статуи старых богов были сброшены с пьедесталов. Свойственные этой эпохе отношения между человеком, религией и искусством опередили эпоху Возрождения, а история событий по своему драматизму превосходит творения Шекспира.

Интерес к раскопкам в этой местности по большей части романтический, поскольку то, что осталось от города, не идёт ни в какое сравнение с великими храмами, расположенными выше по течению Нила. Всё, что можно увидеть на месте, – это смутно различимые границы городской территории, а рельефы в скальных гробницах сильно испорчены (рушить и уничтожать их стали ещё сторонники возврата к прежней религии, которые сбивали изображения Эхнатона и его нового божества). Тем не менее, Амарна производит особое впечатление на некоторых туристов – это загадочное место, очарование которого тем сильнее, чем больше о нём знаешь. Фактически поселение Тель-эль-Амарна расположено на восточном берегу Нила, в 287 километрах к югу от Каира.

Тель-эль-Амарна в Египте

История Эхнатона и Нефертити

В древней истории найдётся немного личностей, вокруг которых строилось бы столько же гипотез и догадок, как вокруг Эхнатона и Нефертити. Учёные спорят даже о самых основных проблемах их правления, не говоря уже о трактовке отдельных событий. Эта история начинается с фараона Аменхотепа III, который нарушил традиции, сделав нубийку-наложницу Тэйе своей «великой супругой», несмотря на её нецарское происхождение. Царица Тэйе оставалась грозной и могущественной ещё долгое время после того, как Аменхотеп впал в старческое слабоумие, а их старший сын вступил на престол под именем Аменхотепа IV. Одни учёные полагают, что это произошло после смерти Аменхотепа III, другие считают, что мать и сын вместе правили страной на протяжении двенадцати лет.

Если сопоставить первое из этих предположений с длительностью правления Аменхотепа IV (около 1379-1362 годов до нашей эры) и фактом его смерти в возрасте тридцати лет, то получается, что Аменхотеп-младший приступил к осуществлению своей религиозной реформы между девятым и тринадцатым годами жизни. Для столь важного предприятия этот возраст кажется слишком ранним, в то время как женитьба в 13 лет была вполне обычным делом. Происхождение Нефертити, супруги Аменхотепа, остаётся загадкой. Её имя, означающее «прекрасная (женщина) пришла», вполне согласуется с романтической легендой о том, что она была месопотамской царевной, первоначально обрученной с Аменхотепом III.

Однако некоторые считают её дочерью самого Аменхотепа III (от одной из младших жён) или его визиря Эйе, жена которого Тэйе, скорее всего, была кормилицей Нефертити. Обычай фараонов брать в жёны сестёр и дочерей создаёт плодородную почву для всяческих предположений и догадок, но светлая кожа Нефертити на её портретном бюсте, хранящемся в Берлинском музее, свидетельствует о том, что в любом случае она не могла быть дочерью Тэйе (среди всеобщих споров относительно цвета кожи Нефертити никто даже не обратил внимания на то, что царица Тэйе и, следовательно, её сын Аменхотеп IV – несомненно, были чернокожими).

В самом начале своего правления Аменхотеп IV начал поддерживать культ Атона, возвышение которого стало угрожать положению жречества остальных богов. Чиновники были не менее встревожены указом царя о том, что вопреки всем традициям в официальных документах следует использовать разговорный язык. Чтобы избавиться от их влияния и воплотить в жизнь свою мечту о городе, посвящённом Атону, фараон основал новую столицу на незаселённой равнине на берегу Нила, на полпути между Мемфисом и Фивами. Он назвал её Ахетатон – «Горизонт Атона». Именно здесь царская чета обосновалась на пятом году своего правления и приняла новые имена в честь своего бога.

Фараон отказался от имени Аменхотеп IV, назвал себя Эхнатоном («Слугой Атона») и поклялся никогда не покидать город, в то время как его жена взяла себе ещё одно имя, означающее «Прекрасный красотами Атон», и её стали называть Нефернефруатен-Нефертити. Её положение было выше, чем у любой из главных жён предшествующих фараонов, и приближалось к статусу самого Эхнатона. На рельефах и стелах мы видим, как она участвует в государственных празднествах, а к картушу с её именем присоединяется имя Атона – невиданное доселе дело! Произведения искусства этого периода изображают идиллическую жизнь царской семьи: супруги обнимают дочерей или пируют вместе с царицей Тэйе.

Фараон Эхнатон и Нефертити

Тем не менее, существует мнение, что Тэйе пыталась убедить Эхнатона вернуться в Фивы и вновь признать культ Амона и испытывала неприязнь к Нефертити за её ревностное почитание Атона. Нет никаких указаний на то, что их счастье было сколь-либо омрачено решением фараона из династических соображений взять себе вторую жену по имени Кэйе, или психическим заболеванием, которое якобы поразило Эхнатона в последние годы жизни. Однако грандиозная церемония, состоявшаяся в Ахетатоне на двенадцатом году правления царственной четы, стала поворотным моментом. Неясно, было ли это событие настоящей коронацией Эхнатона (после смерти его отца) или нет, но вскоре он начал активные преследования старых культов.

Повсеместно, от Ком-Омбо до Бубастиса, закрывались храмы древних богов и уничтожались их статуи, что вызывало волнения среди жителей страны. Начальник полиции Маху смог справиться с внутренними беспорядками, но дипломатическое ведомство фараона явно игнорировало просьбы о помощи со стороны зависимых от Египта стран, которым угрожали хетты и хапиру, а армия отнюдь не горела желанием защищать границы царства. Впоследствии Эхнатону ставили в вину то, что он безрассудно разорил территориальные приобретения своих предшественников. События последних лет правления Эхнатона и Нефертити можно интерпретировать по-разному.

Общепризнанным считается то, что отношения между Нефертити и Эхнатоном стали довольно холодными, и фараон взял в соправители Сменхкара, мужа его старшей дочери Меритатон. Нефертити удалилась в Северный дворец, а Эхнатон и его соправитель жили в другой части города. Изображения их фигур на стенных росписях этого времени наводят на мысль о нетрадиционных отношениях. Правда это или нет – неясно, но точно известно, что Сменхкара правил единолично некоторое время после смерти Эхнатона (около 1362 года до нашей эры), пока сам не отошёл в мир иной. Судьба Нефертити не столь определённа, но большинство учёных сходятся на том, что она тоже умерла примерно в то же время. Их мумии до сих пор не найдены (или, лучше сказать, точно не идентифицированы).

В конце 1970-х годов новая разгадка тайны, связанной с личностью Сменхкара и дальнейшей судьбой Нефертити, была предложена Джулией Сэмсон из музея Питри в Лондоне. Она утверждала, что Сменхкара был никем иным как самой Нефертити, которая отнюдь не была отвергнута Эхнатоном, а, в конце концов, приняла царский титул, взяв имя Сменхкара в качестве «тронного». Поскольку портретные изображения Эхнатона и его соправителя на стелах были уничтожены, их можно опознать только по картушам, а все предыдущие гипотезы не могли дать удовлетворительного объяснения, почему картуш Сменхкара стоит рядом с «солнцепоклонническим» именем Нефертити – Нефернефруатен.

С другой стороны, молодой человек, изображённый рядом с царевной, не идентифицируется ни как её супруг, ни по имени, однако отмечен знаком царской власти – змеёй-урея. К сожалению, этот человек выглядит слишком взрослым, чтобы быть тем знаменитым мальчиком-фараоном, унаследовавшим трон от Сменхкара в возрасте 9 лет и вошедшим в историю под именем Тутанхамон. Происхождение самого Тутанхамона тоже неясно (некоторые считают, что его родителями были Аменхотеп III и его сводная сестра Ситамон, другие называют имена Эйе и Тэйе или Эхнатона и Кэйе), однако точно известно, что он воспитывался в атмосфере поклонения Атону и первоначально звался Тутанхятоя.

Транспорт в Тель-эль-Амарне

Отказом от прежнего имени в пользу Амона он ознаменовал возвращение к старым фиванским богам и стал лицом фиванской «контрреволюции, которую воплотили в действительность визирь Эйе и военачальник Хоремхеб. Некоторые считают, что при Тутанхамоне и его преемнике Эйе восстановление старых порядков проводилось довольно мягкими методами, и приписывают последующее безжалостное искоренение культа Атона Хоремхебу и Сети I.

Действительно, освящённая временем традиция говорит о том, что именно Сети I позволил разобрать здания опустевшего Ахетатона на строительный материал для новых храмов, велел жрецам наложить проклятие на само место, где была столица, чтобы отпугнуть возможных новых поселенцев, и приказал сбить картуши всех правителей, запятнанных «амарнской ересью», с их памятников и из царских списков. Эта «работа над ошибками» была проделана настолько тщательно, что имена Эхнатона и Нефертити оставались неизвестными до XIX столетия.

Как добраться до Тель-эль-Амарны

Тель-эль-Амарна находится на восточном берегу Нила, в 12 километрах от Маллави и примерно на полпути между Эль-Миньz и Асьютом. В настоящее время сюда приезжают в основном тургруппами, одиночные посетители встречаются нечасто – им пока что разрешены поездки только на частном такси из Эль-Минья или Асьюта (50 фунтов, включая обратную дорогу) в сопровождении полицейского или гида.

Дорога вдоль восточного берега реки заканчивается через 15 километров после Бени-Хасана, поэтому путь в Тель-эль-Амарну лежит через западный берег, на который можно переправиться на пароме в 7 километрах от Маллави. Чтобы осмотреть эти достопримечательности Египта за один день (100 фунтов на такси), вам придётся вернуться уже известным путём в Эль-Минью, либо воспользоваться другим паромом в Эль-Шейх Тамаи (4-5 километров к югу от Бени-Хасана) для переправы на западный берег, а затем доехать до Маллави и там вновь переправиться на восточный берег.

На пристани в Маллави есть выбор между транспортными средствами: автомобильный паром (16 фунтов за машину с пассажирами; сохраните билет для того, чтобы вернуться обратно), зелёный катер (6 фунтов с группы из шести или менее человек или по 50 пиастров с человека, если вас больше шести) или специальная синяя лодка для туристов. Как только вы сойдёте на берег в Эль-Тилле, вас встретят местные дети, торгующие разноцветными плетёными изделиями.

Билеты для посещения археологического комплекса Тель-эль-Амарны (открыт ежедневно, 8:00-17:00, 1 фунт) продаются у стойки, здесь же, а те, у кого нет машины, могут взять машину с водителем (50 фунтов). Полицейский должен сопроводить вас до главной билетной кассы у Северного некрополя, а смотритель проводит в Царскую гробницу, если вы захотите её осмотреть. В главной кассе продаются отдельные билеты в Северный и Южный некрополи (20 фунтов) и Царскую гробницу (16 фунтов).

Гробницы в Тель-эль-Амарне

Достопримечательности Тель-эль Амарны

Грунтовая дорога от Эль-Тилль идёт по следам древней Царской дороги, которая образовывала главную осевую линию Ахетатона. Местные жители называют её «Дорогой султана» (Sikket es Sultan). Вдоль неё располагается мусульманское кладбище, занимающее часть прямоугольной равнины, простирающейся до скал на востоке. Некогда здесь стоял храм Атона, внутри северной стены которого находился Зал иноземных даров, куда посланники из других стран приносили дань (как можно увидеть на изображениях в гробницах).

В отличие от традиционных древнеегипетских храмов, в которых становилось всё темнее по мере приближения к святилищу, храм Атона не имел крыши и весь был залит солнечным светом. Считается, что после смерти Эхнатона Хоремхеб приказал разрушить храм, а Рамсес II использовал плиты из фундамента для строительства своих храмов в Гермополе, на противоположном берегу Нила. Сегодня копия колонны, имеющей форму связки стеблей лотоса, несколько неуместно высится над низкими стенами, сооружёнными Барри Кемпом за десятилетия работы в рамках проекта по изучению и сохранению памятников Тель-эль-Амарны.

Дальше к югу находятся остатки здания царского архива (их трудно различить под песчаными наносами), где были найдены знаменитые амарнские письма. Эти глиняные таблички, покрытые знаками аккадской клинописи, использовавшейся для дипломатической переписки с азиатскими странами, рассказали нам много нового об амарнской эпохе. Было найдено около 360 писем, но, несомненно, ещё большее их количество утрачено, так что учёным всё ещё есть над чем поломать голову и о чём поспорить. Дальше расположены три расчищенных прямоугольных участка, где в древности находился царский дворец. Личные покои семьи фараона были отделены от величественных залов для приёмов, которые находились в центре огромного комплекса.

Когда Флиндерс Питри раскопал комнаты Нефертити, он нашёл плитки с декором из цветов и фруктов, украшавшие стены, и расписной пол с изображениями рыб, птиц и насекомых (впоследствии росписи уничтожил местный крестьянин, которому не нравилось, что туристы топчут его поле). На противоположной стороне Царской дороги стоял ещё более грандиозный Государственный дворец с причалом для царской ладьи. Дворцы были связаны друг с другом крытым переходом над дорогой (сохранилась часть его пилона), в котором было сделано «Окно явлений», откуда Нефертити и Эхнатон осыпали своих придворных золотом и драгоценностями.

К югу от царской резиденции располагалось святилище Атона, вероятно, использовавшееся в обрядах частного культа семьи фараона, а также дом верховного жреца Панехси. Дальше простирались жилые кварталы города; самые богатые дома стояли вдоль дороги, лачуги бедняков – на краю пустыни. В этой же части города находилась мастерская скульптора Тутмоса, на месте которой в 1912 году был найден знаменитый бюст Нефертити, впоследствии тайно вывезенный в Берлинский египетский музей.

  • Загородные дворцы и стелы

Наилучшим по сохранности примером амарнской постройки является Северный дворец Нефертити – летняя резиденция, располагавшаяся в 1,5 километрах от современного Эль-Тилль. Остатки стен и углубления на поверхности очерчивают прежнее местонахождение залов и внутренних дворов, сгруппированных вокруг сада, в котором некогда был бассейн. Как и все дворцы Амарны, эта резиденция делилась на общественные помещения и личные покои, двери которых выходили на север, откуда чаще всего дул ветер.

Руины северного дворца Нефертити в Тель-эль-Амарна

Комнаты с оштукатуренными и покрытыми росписями стенами освещались с помощью масляных ламп, висевших на крючках или стоявших в нишах, а зимой для отопления использовались жаровни. В жилищах богатых людей также имелись туалетные и ванные комнаты. Именно здесь была обнаружена великолепная роспись пола с изображениями диких птиц и рыб (теперь находится в Каирском музее древностей). В отличие от древнеегипетских росписей других эпох в амарнском искусстве редко встречаются сцены охоты в зарослях тростника: это наводит на мысль о том, что Эхнатон не любил это традиционное для фараонов занятие.

В летние месяцы Эхнатон и Нефертити, возможно, любили ездить на отделанной драгоценным металлом колеснице на другой конец Царской дороги, во дворец Мару-Атон, или Южный дворец, располагавшийся вблизи современной деревушки Аль-Хаватах. Рядом с этим дворцом находилось искусственное озеро, окружённое деревьями и кустарником и питавшее водой дворцовые бассейны меньшего размера. Стены колонного зала были украшены росписями с узором из цветов и инкрустированы различными фигурами и символами Атона.

Именно здесь Питри нашёл сотни обломков фаянсовой плитки и прилипших к каменным плитам фрагментов росписей, на которых имена Меритатон были нанесены поверх более старых картушей, по мнению учёных, принадлежавших Нефертити. На этом довольно шатком основании археологи построили гипотезу о том, что Эхнатон охладел к Нефертити и приблизил к себе Сменхкара. В 1974 году Джон Харрис повторно изучил фрагменты и пришёл к выводу, что старые картуши на самом деле принадлежали Кэйе, о существовании которой учёным предыдущего периода не было ничего известно. После этого Сэмсон выступила с предположением о том, что за именами Нефертити и Сменхкара скрывается одно и то же лицо.

Рубежи Ахетатона были обозначены пограничными стелами, установленными на высоких скалах. Они воздвигались на протяжении нескольких лет подряд, и украшающие их надписи и портретные изображения помогли учёным установить последовательность многих событий правления Эхнатона. Высококачественный алебастр для храмов и общественных зданий привозили из каменоломен Хатнуба, расположенных в 10-километрах к юго-востоку от города (попасть туда можно либо верхом на осле, либо на внедорожнике). Пройдя выше по сухому руслу, можно найти следы лачуг рабочих и обломки керамики различных эпох.

  • Северный некрополь

Некоторые туристы довольствуются посещением только Северного некрополя, расположенного в 4 километрах от Эль-Тилль. Возьмите с собой факел, чтобы не споткнуться о неровности пола и получше рассмотреть рельефы и росписи (уже не столь чёткие, как копии, снятые с них в 1900-е годы). В гробницах Уйа и Мери-Ра II нет электричества, их открывают только по настойчивым просьбам туристов. Фотографировать запрещено во всех гробницах.

1). Гробница Уйа

Уйа, дворецкий царицы Тэйе и главный смотритель царского гарема, изображён в молитвенной позе у входа в гробницу, рядом с текстом гимна Атону. Примечательно, что в следующей за этим изображением сцене пиршества с участием Тэйе, царской четы и двух царевен вдовствующая царица только пьёт (что было вполне допустимо по фиванским художественным канонам), в то время как царские дети с удовольствием принимают пищу (до этого лица царского происхождения никогда не изображались за этим занятием). На изображении по другую сторону от входа та же компания, за исключением царевен, пьёт вино, после чего следует изображение царской процессии в Зал даров, где послы из Куша и Сирии ждут появления Эхнатона и Нефертити.

Северный некрополь (гробницы знати) в Тель-эль-Амарне

На задней стене Эхнатон осыпает владельца гробницы драгоценностями из «Окна явлений» (обратите внимание на сцену в мастерской скульптора, находящуюся ниже), а по другую сторону от дверного проёма тот демонстрирует свои награды. На притолоке двери изображены три поколения царской семьи, в том числе и Аменхотеп III. На восточной стене мы видим, как Эхнатон ведёт Тэйе в храм, выстроенный в честь родителей фараона. Мумия Уйа была спрятана в погребальной шахте под полом поперечного зала, за которым находится святилище с незаконченной статуей владельца гробницы и росписями с изображениями жертвенных даров.

2). Гробница Мери-Ра II

Последнее пристанище Мери-Ра II, смотрителя обеих сокровищниц, сходно по планировке с гробницей Уйа, но оно было построено в последние годы правления Эхнатона, поскольку картуши этого фараона были заменены на картуши Сменхкара, а поверх имён Нефертити вырезаны картуши Меритатон. За входом (находящиеся здесь сцены поклонения божеству и текст гимна Атону сильно повреждены) следует помещение, на внутренних стенах которого изображена Нефертити, процеживающая напиток для царя, который восседает под навесом (слева), Мери-Ра, получающий в дар золотую диадему, и его семейство, радостно встречающее своего хозяина (справа). На задней стене сохранилась незаконченная сцена: Мери-Ра получает награды от Сменхкара и Меритатон, фигуры которых прорисованы чёрной краской.

3). Гробница Яхмоса

Эта сильно повреждённая усыпальница входит в число тех четырёх гробниц, которые обычно показывают посетителям. На стенах вестибюля изображён опахалоносец Эхнатона Яхмос, возносящий молитвы Атону, рядом с надписью, которую сейчас уже трудно разобрать. Текст заклинает божество сделать так, чтобы «песок оставался на берегу, у рыбы в реке была чешуя, а у скота – шкура», а дальше следуют слова: «Пусть пребывает он здесь, пока лебедь не станет чёрным, а ворон – белым». Во внутреннем помещении можно с трудом различить изображение Яхмоса с топором и опахалом, символами его должности.

По левую руку на стене находятся рельефы с фигурами щитоносцев и копейщиков, преклонивших колени или идущих вперёд, за ними красной краской изображена огромная колесница, запряжённая лошадью (возможно, художник собирался изобразить Эхнатона, ведущего своё войско в битву, которой на самом деле не было). В поперечном помещении находятся две ложные двери, глубокая вертикальная шахта и лишённое лица скульптурное изображение Яхмоса в натуральную величину, стоящее в нише.

4). Гробница Мери-Ра I

Верховный жрец Мери-Ра I (отец Мери-Ра II) удостоен великолепной усыпальницы с цветным карнизом над входом и псевдоколоннами с цветочным узором в дальней части вестибюля. Рельефные изображения Мери-Ра и его супруги Тенро в молитвенных позах помещены по обе стороны входа в главное помещение гробницы, в котором сохранились две оригинальные колонны в форме связок папируса. Проходя вдоль стен зала по часовой стрелке, можно увидеть сцены награждения Мери-Ра золотым ожерельем, выезда царской семьи из дворца и изображение Эхнатона на колеснице (как и в других местах, лицо царя и знак Атона были сбиты).

Царская гробница в Тель-эль-Амарне

Сцены принесения жертвенных даров и поклонения Атону обрамляют проход в дальнее помещение гробницы, отделка которого не была завершена – в нём нет никаких росписей. Более интересна восточная стена, на которой изображены Эхнатон и Великий храм (эта сцена помогла археологам реконструировать облик города). Обратите внимание на рельеф, находящийся в углу у самого пола: художник сумел вложить глубокое чувство в изображения слепых нищих, ждущих подаяния.

5). Гробницы Пенту и Панехси

Третья гробница в этой группе принадлежала Пенту, царскому лекарю. На колоннах, имеющих форму связок папируса, сохранились следы краски, а на стене по правую руку можно увидеть изображения колесниц. Кроме этого, в гробнице, пожалуй, не на что смотреть. Лучше пройти 300 метров к югу по тропинке вдоль скал к одиноко стоящей усыпальнице Панехси, смотрителя царских стад и зернохранилищ. В отличие от всех прочих гробниц декор её фасада остался нетронутым, но внутренние помещения были переделаны коптами под часовню.

Слева от входа изображена царская семья, возносящая молитвы, ниже – их слуги. Покрытое росписями и похожее на апсиду углубление в главном помещении, по всей видимости, сделано коптами: обратите внимание на изображения крыльев ангела. В одном из углов дальнего помещения находится спиральная лестница, ведущая вниз, в подземную погребальную камеру, в которой стоят разбитые урны. У подножия скалы можно заметить слой битого камня и черепков – следы средневекового коптского поселения.

6). Царская гробница

После того как в 2004 году проложили новую дорогу до подземной Царской гробницы, расположенной в бесплодном ущелье в 5,5 километрах от равнины, поездка на автомобиле стала занимать всего десять минут. До самой гробницы вас проводит смотритель и включит генератор, обеспечивающий электрическое освещение внутри. Гробница выкопана в ложе сухого русла (сейчас в нём устроены специальные каналы для отведения ливневых вод).

Это первая усыпальница со времён XVIII династии, в которой коридор ведёт непосредственно в погребальную камеру. Заупокойные изображения и тексты были полностью уничтожены жрецами Амона, мумий тоже нет, но в боковом помещении первого наклонного коридора сохранились фрагменты рельефов (сейчас они довольно неумело «восстанавливаются») со сценами погребального обряда одной из царских дочерей, Мекетатон или Анкесенпаатон.

Эти рельефы, а также найденный здесь гранитный саркофаг с картушем Тэйе позволяют предположить, что гробница служила усыпальницей царской семьи. Неизвестно, были ли Эхнатон и Нефертити преданы земле в главной погребальной камере вне глубокой шахты (возможно, они были выброшены из могилы спустя несколько лет) или в каком-то другом месте. Существует мнение, что загадочная мумия, найденная в гробнице № 55 в Долине Царей, принадлежала Эхнатону.

Южный некрополь (гробницы знати) в Тель-эль-Амарне

  • Южный некрополь

Из Эль-Хадж Кандиль, расположенного рядом с древним поселением работников, дорога идёт между пальмовых рощ к Южному некрополю, гробницы которого расположены на семи невысоких холмах двумя группами: № 7-15 и № 16-25. В число амарнских вельмож, похороненных здесь, входят Туту, ведавший при Эхнатоне внешней политикой, и Рамос, дворецкий Аменхотепа III, но посмотреть стоит на две гробницы – Эйе и Маху.

1). Гробница Эйе

Строительство гробницы Эйе так и не было завершено, поскольку он построил для себя новую усыпальницу в Фивах, после того как при Тутанхамоне двор переехал туда. Но те рельефы, которые всё-таки были вырезаны, демонстрируют амарнский стиль в пору его расцвета, а потолок центрального прохода украшен очаровательным шахматным орнаментом. Обе боковые стены вестибюля гробницы сохранили декор. Слева можно увидеть, как царь, его супруга, три царевны, сестра Нефертити Мутнеджмет и её карлики во главе группы придворных возносят молитвы Атону. На противоположной стороне находятся превосходные рельефные изображения самого Эйе и его супруги Тэйе, воздающих почести божеству, а также самый полный текст знаменитого гимна Атону. На рельефе тщательно проработана каждая складка платья и прядь волос.

Но самые интересные изображения находятся в главном помещении гробницы. Слева от входа мы видим, как под восторженные аплодисменты опахалоносцев, писцов и стражей из «Окна явлений» на Эйе и Тэйе льётся поток драгоценностей. Сцены из дворцовой жизни изображены краской или в технике врезанного рельефа: парикмахер делает причёску царской наложнице, а служанки в это время играют на арфах, танцуют, готовят еду и подметают пол. Придворные изображены в глубоком поклоне: никогда в египетском искусстве их позы не были столь подобострастны.

У задней стены помещения находятся разрушенная стела в форме двери и лестница, ведущая в недостроенную погребальную шахту. Эйе и Тэйе – загадочные исторические персонажи: их почтительно именовали «Божественными Отцом и Матерью», но прямых указаний на их царское происхождение нет. Некоторые учёные считают, что Эйе был сыном Иуйи и Туйи, деда и бабки Эхнатона по материнской линии; другие полагают, что его супруга Тэйе была кормилицей Нефертити или что они оба были родителями Тутанхамона. Несомненно, Эйе был визирем Аменхотепа III, Эхнатона и Тутанхамона, а даже некоторое время правил единолично (1352-1348 годы до нашей эры). Он был похоронен в Западной долине Фиванского некрополя.

2). Гробница Маху

В десяти минутах ходьбы от усыпальницы Эйе находится гробница Маху, отвечавшего за порядок в стране и на её границах. Сразу за входом перед посетителем открывается поперечный зал, примечательный изображением стоящего перед визирем Маху вместе с двумя нарушителями порядка, которых он обвиняет в том, что они «действовали по подстрекательству иноземного правительства». В это время его подчинённые раскаляют на жаровне железные орудия для пыток (по левую руку от входа). Дальше расположены ещё два разноуровневых помещения, связанные винтовой лестницей: будьте осторожны, здесь низкий потолок.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*