Пока нет оценок
Загрузка Загрузка...

Рынок и район Омония в Афинах

Если Плака и Синтагма нацелены на удовлетворение потребностей туристов, то афинская площадь Омония (площадь Согласия) и её окрестности – центр повседневной торговли и прочих будничных занятий. Время и реалии города посмеялись над грёзами градостроителей XIX века о величавых магистралях просторного города. Рынок занимает пространство вокруг одос Атинас, торговые ряды дарят чарующие виды и звуки. Налицо и этническая пестрота – редкое напоминание об исконной роли Греции как места, где Восток встречается с Западом.

Псирри, находящийся к юго-западу от рынка, бывший рабочий район, теперь славится самой оживлённой в Афинах ночной жизнью и самыми диковинными в городе магазинами. Севернее Омоньи находится Национальный археологический музей, посещение которого у вас отнимет немало времени, а за ним извечно «альтернативная» Экзархея – район, в котором кипит ночная жизнь и много ресторанов и таверн.

Площадь Омония в Афинах

Рынок (от Эрму до Омонии) в Афинах

Границы рынка размыты, но сильнее всего атмосфера рынка ощущается на улицах Атинас и Эолу. Хотя старые обычаи безвозвратно умирают, всё же, как и полагалось в прошлом, каждая улица торгует своим товаром. Так, та часть улицы Атинас, что ближе к Монастираки, торгует слесарными и прочими инструментами. Продовольственные лавки располагаются вокруг центрального рынка и жмутся к Эврипиду в средней части рынка. Стекло ищите на западе, краски, живопись, медь и латунь – на востоке, а одежду – на Эолу и Айиу Марку.

Всегда шум, гам и зазывные крики: предлагают кулури (греческие крендели), бродят цыгане и дельцы, торгующие вразнос. Словом, базар – прекрасная забава. Но самое интересное происходит на центральном рынке мяса и даров моря, занимающем почти целый квартал между Атинас, Эврипиду, Эолу и Софоклеус. Кстати, само здание рынка – памятник XIX века: за литой чугунной решеткой скрываются горы мяса. В средней секции рынка торгуют рыбой: всевозможные богатые дары моря сверкают на мраморных прилавках.

Напротив, на другой стороне Атинас, раскинулся рынок, где торгуют фруктами и овощами, а на ближайших улицах – бакалейные ларьки и прилавки, заваленные стручками фасоли и гороха, солёной треской, оливками в бочонках, сырными кругами. А вокруг Эврипиду, то есть чуть к западу, состав населения становится пестрее: община выходцев из Южной Азии, в основном бенгальцев, увеличивается, и вот уже новые афиняне толпятся возле пахучих базарчиков, изобилующих невиданными пряностями, а весёлые и дешёвые забегаловки, где царит острый аромат карри, процветают.

  • Одос Эолу (цветочный рынок и платия Кодзья)

Одос Эолу не кажется такой безумной, как параллельная Атинас, отчасти потому, что Эолу – улица пешеходная. Местные предприниматели извлекают из этого выгоды для своего бизнеса: хозяева кафе выносят столики на мостовую, другие ставят скамейки для желающих отдохнуть. Да и товар, которым тут торгуют, отличается: если на Атинас продают инструмент для физического труда и сырое мясо, то на Эолу – одежду и цветы. Рынок цветов собирается вокруг церкви Айия Ирини (Святой Ирины) на южной оконечности улицы и по будням, но по-настоящему людно и шумно здесь бывает по воскресеньям с утра.

На северном краю к улице примыкает платия Кодзья, которая выглядит куда официальнее. А ещё она – показательнейший образец предолимпийской подготовки, которой вправе гордятся городские власти. Зажатая между зданием муниципалитета и тяжеловесным неоклассическим зданием Национального банка площадь предоставляет редкий шанс бросить взгляд на элегантные старые Афины – если что её и портит, так это осыпающиеся многоэтажные дома, возвышающиеся над зданием почтамта.

Политехнический университет в Афинах

Посреди площади обнаружили участок древней – античной! – дороги, вдоль которой много гробниц и маленьких построек. Эта дорога некогда вела к главным воротам античных Афин, которые тоже недавно были извлечены из земли – когда расчищали место под фундамент новой Фондовой биржи. Вы увидите и эти ворота, и часть прилегающей к ним городской стены у подножия нового здания между платией Кодзья и Софоклеус.

Неподалёку, под стеклянными пирамидами в средней части Эолу можно увидеть другие участки античной дороги и современной ей системы дренажа. В античные времена вид Акрополя с этой улицы должен был вызывать у путников, вступавших в Афины, благоговейный трепет, судя по тому, какое впечатление производят эти виды с Эолу даже теперь: прямо перед вами – отвесный обрыв, а над его каменистой кромкой возвышаются стройные колонны Эрехтейона, а над ними – фронтон.

Вокруг платии Омонияс в Афинах

Сам район Омония мало чем способен привлечь, но это действительно сердце Афин для большей части жителей столицы. Омония – это непрестанное коловращение людей и машин и самое урбанистичное место в Афинах. Подготовка к Олимпиаде изменила её прежний облик – что ж, недурно, скажет кто-то: ведь раньше этот облик определяли женщины лёгкого поведения и бездомные албанские беженцы – только вот сейчас обновлённая площадь выглядит почему-то мрачно, бесцветно.

На площади находится множество киосков, а за киосками магазинчики, сулящие скидки, и заведения, предлагающие фастфуд. Окрестности площади заполнены конторами, отелями и магазинами. К западу, в направлении железнодорожного вокзала, находится Метаксурьио, район, переживающий своего рода возрождение под влиянием соседних бурно развивающихся Псирри и Гази. Севернее и восточнее площади расположены Экзархея и Национальный археологический музей.

  • Политехнический университет в Афинах

На север от площади, на 28 Октовриу (другое название – Патиссион), в здании неоклассического стиля размещён научно-технический вуз – Политехнио, это сразу же за Национальным археологическим музеем. В ноябре 1973 года именно в этом политехническом вузе студенты выступили против гнёта правившей тогда хунты чёрных полковников, заняли здание и двор и начали призывать с подпольной радиостанции народ к сопротивлению. К Политехнио поспешили многочисленные сочувствующие – поддержать протест, а заодно принести бунтующей молодёжи еды и лекарств.

«Чёрные полковники», преисполненные решимости подавить бунт, в ночь на 17 ноября разместили снайперов в соседних зданиях и велели им стрелять по университетскому двору без разбора, а ко входу в вуз подтянули танки. До сего дня точное число погибших по ходу штурма – безоружных! – студентов неизвестно: цифры колеблются в интервале от двадцати до трёхсот человек. Хотя восстание молодёжи было подавлено, студенческий протест ознаменовал начало конца режима хунты. Годовщина протеста ежегодно отмечается шествиями и поминальными церемониями, а на территории Политехнического университета хранятся ворота, раздавленные танком.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*